Об учреждении История учреждения Структура Руководство Контакты Реквизиты Учредительные документы Услуги Порядок оказания услуг Государственная экспертиза Негосударственная экспертиза Государственная экспертиза в форме экспертного сопровождения Информационно-справочные материалы Новости Новости Новости отрасли Информация Основные показатели работы Свидетельство об аккредитации Эксперты Информация об услуге в электронной форме Часто задаваемые вопросы при получении услуг в электронной форме Документы Фотографии объектов
Новости отрасли

Не «единою фасадою»: аркбутаны, курдонеры, парадизы и прочие элементы дворцового строительства

Сегодня дома строят из стекла и бетона, в их оформлении нет ничего лишнего, а использование каждого сантиметра их площади жестко просчитано и спланировано. Тем интереснее оглянуться на давно минувшую эпоху зданий, возведенных в стиле классицизма, ампира, барокко и готики, и вспомнить самые интересные элементы дворцовой архитектуры.

 

Курдонёр

Курдонёр (от французского cour d’honneur, «почетный двор») – оформленное пространство перед главным входом в здание, образованное его главным корпусом и боковыми симметричными крыльями. Парадные дворы начали строить еще во французских рыцарских замках, но пик их популярности пришелся на XVII-XVIII века, когда в Европе расцвели маньеризм и барокко. Классический образец курдонёра — Мраморный двор Большого Версальского дворца, построенный в 1624-1631 годах, в эпоху правления французского короля Людовика XIII, по проекту архитектора Жака Лемерсье. Опыт такого оформления дворов охотно переняли итальянские зодчие, проектировавшие дворцы во Флоренции, Венеции, Риме, Генуе — курдонёры здесь называли «кортиле»: с той поры до нас дошли великолепные внутренние дворы палаццо Питти, Барберини, Фарнезе, Строцци, Канчелерия…

Особый вид курдонёров появился и в Российской Империи в период екатерининского классицизма второй половины XVIII века. Однако из-за специфики планировки Санкт-Петербурга было их немного – ведь с основания города застройка улиц велась «единою фасадою». Тем не менее, настоящий парадный двор можно увидеть при особняке Гаврилы Романовича Державина на набережной реки Фонтанки — около доходного дома Лидваля на Каменноостровском проспекте (кстати, это один из самых ярких образцов петербургского модерна) или, например, при доходном доме хлеботорговца Михаила Николаевича Полежаева в Песках.

Парадиз

В европейской архитектуре XVIII века прекрасным словом «парадиз» — то есть, «рай» — стали называть роскошные дворцово-парковые ансамбли. В новой российской столице с восторгом восприняли новый тренд. Вельможи принялись строить при своих загородных дворцах регулярные сады, а Петр I называл «парадизом» свое любимое детище — Санкт-Петербург: город утопал в садах.

Одним из главных увлечений Петра I было кораблестроение, поэтому для петровских ансамблей так важна «водная» ориентация. Парадиз традиционно располагался между дворцом и берегом, каскады фонтанов спускались к «большой воде». В садах устраивали разветвленную систему каналов, которые выполняли не только декоративную функцию: по ним можно было подъехать к дворцу с моря или реки. В парадизах высаживали экзотические пышные цветы, при оформлении клумб использовали эффектные «бордюры» из брусники. В искусственных гротах размещали фонтаны со скульптурами морских божеств.

Самый знаменитый российский парадиз — парк Нижний парк Большого Петергофского дворца, памятник победам первого русского флота. Его фонтанная система считается одной из самых мощных в мире.

 

Висячий сад

Одно из семи чудес света, Висячие сады Семирамиды в Вавилоне представляли собой каскад многоуровневых террас, где росли деревья, кусты и виноград. Дворец легендарной царицы был похож на зеленую гору. Это единственное из семи чудес, местонахождение которого доподлинно не установлено. Между тем, во все времена и по всему миру архитекторы делали попытки – и весьма успешные – создать свои висячие сады.

Небольшая оливковая роща украшала донжон XV века в тосканском городе Лукка. В саду, разбитом на крыше дворца испанского короля Карлоса I в Гранаде росли цитрусовые деревья и лечебные травы и даже были установлены аквариумы с форелью. Настоящей сенсацией стал висячий сад, который в 1867 году устроил на крыше своего берлинского дома строитель и изобретатель Карл Рабитц. Свой опыт он описал в брошюре «Цементные крыши, или Новые висячие сады, стойкие, превосходные, долговечные и более дешевые, чем всякий другой вид покрытия». В России висячие сады стали элементом украшения многих зданий не только в Санкт-Петербурге, как, например, в доходном доме Н. Н. Зайцевой на Фурштатской улице, но и в Москве: Чайный дом на Мясницкой, особняк Морозова на Воздвиженке, здание Клуба Московского купеческого собрания, где сегодня располагается театр «Ленком», и многие другие. В наше время «садов Семирамиды» на этих особняках не осталось, но практика озеленения кровель активно внедряется в современном строительстве по всему миру, в том числе и в Москве.

Аркбутан

Аркбутан (от фр. arc-boutant, «подпорная арка»), одна из ключевых конструкций в готической архитектуре, представляет собой каменную полуарку, передающую горизонтальное усилие распора от сводов постройки на опорный столб, расположенный за пределами здания. Чаще всего монументальные по сути, но при этом внешне воздушные, изящные арки – обязательный элемент готических соборов Италии, Германии и Франции (вспомним хотя бы Нотр Дам де Пари). Аркбутаны позволяют значительно сократить размеры внутренних опор, расширить пространство здания, увеличить оконные проемы и пролеты сводов.

В Древней Руси тоже применяли аркбутаны — например, в конструкции Софийского собора в Киеве, но делали это крайне редко.

Десюдепорт

Этот декоративный элемент характерен для внутреннего убранства дворцов. Десюдепорт (от фр. dessus de porte, «над дверью») – скульптурная или рельефная композиция или декоративное панно, которое размещали над входом. Такой способ украшения интерьера получил широкое распространение в эпоху барокко, в XVII-XVIII веках. Но довольно часто подобные композиции встречаются в парадных интерьерах зданий, построенных в стиле классицизма и эклектики.

В России XVIII века признанными мастерами десюдепорта были Иван Фирсов, Алексей Бельский и Борис Суходольский. Их работу сегодня можно увидеть в Большом Екатерининском дворце в Царском селе.

Фото: pinterest.com, nationalgeographic.com, livejournal.com, architectureguru.ru , kudago.com, architan.ru, flatproject.ru

 

Перейти к верхней панели